uhu_uhu (uhu_uhu) wrote,
uhu_uhu
uhu_uhu

Categories:

История первой любви. ч.7 Зарождение любви.

Первые посты Истории первой любви были написаны по тем немногочисленным обрывкам событий и ощущений, которые сохранились в моей памяти с того времени. Но сейчас при перечитывании и перепечатке его писем возникли новые подробности событий тех лет, закрасились белые пятна и были получены ответы на многие жизненные вопросы. Когда я начинала писать, то просто хотелось рассказать историю, но оказалось, что мной самостоятельно был проведён глубокий психоанализ собственной жизни (Я же всё-таки как никак психолог, блин) и получен неутешительный вывод, что жизнь я прожила не свою, а чужую. Во как!

Как зарождается любовь?
У всех по-разному. Бывает - с первого взгляда, когда между людьми вспыхивает искра. Это - когда Купидон из своего лука стреляет. Иногда два человека сначала просто встречаются, много разговаривают и понимают, что им просто хорошо в обществе друг друга. Возникает дружба. Она может развиться во что-то большее, а может и нет.
У нас было и то и другое. Сначала дружба, а потом полыхнуло. Но всё равно поначалу не было уверенности, как определить то чувство, которое мы друг к другу испытывали.

Последнее письмо в Орлёнок.
Письмо пятое. 17 апреля

Трудно, чертовски трудно понять человека на расстоянии. Особенно не легко, когда любишь этого человека. Говорят, если человек любит, он безнадёжно глупеет. Mожет быть, эта формула подходит не каждому, но для меня, как видишь, она вполне приемлема. Как только я впадаю в поток влюблённого бешенства, у меня мозги поворачиваются на 180 градусов. Очевидно, это действительно так. Очевидно, поэтому я ни с кем долго не задерживался. Очевидно, с этим я ничего поделать не могу.
Ринушка, ты можешь на меня рассердиться ещё раз — письмо я тебе не вышлю.* Я счастлив, что неправильно понял его. Mожет быть я и теперь не совсем его понимаю, но чувствую, что оно очень-очень хорошее, тёплое. Оба твоих письма я ношу в кармане гимнастёрки с левой стороны. И мне действительно очень тепло от них, как становится тепло всегда, когда вспоминаю о тебе. Поэтому мне ни на минуту не хочется расставаться с ними, ведь твои письма — это часть тебя. Mожешь считать меня жестоким дураком, но даже ради пользы дела, ради тебя, милая, ты письмо не получишь...
Ришка, когда-то ещё очень давно, у меня были принципы. В частности, никогда ни о чём не жалеть. Но сейчас я жалею, жалею, что так поспешно поджёг те мосты, по которым мы могли бы перейти друг к другу. А может, я жалею по инерции, может, это скоро пройдёт? Всё было бы отлично, но я не хочу даже, чтобы это прошло. Почему? Не знаю сам. Скорей всего, я удивляюсь до сих пор, что один человек, меня понял. Пускай он понял и выслушал меня не до конца, пускай этот человек ещё очень молод и вряд ли способен на что-то серьёзное. Но ведь здесь нет ни капли его вины. И я люблю этого человека, вернее, человечка, но «человечка» не в том пренебрежительно-насмешливом смысле, а в смысле того, что этот человек — действительно ещё маленькая, наивная девочка, которую зовут Ринкой. Не знаю, что я могу дать ей, чем ей может помочь моя любовь, да и нужна ли она ей вообще? Не знаю, будет ли это любовь вечная, чистая, счастливая. Но ведь этого никто не знает. Поверь, Ринушка, я постараюсь любить очень нежно этого человечка, чтобы у него «лишь от смеха появлялись слёзы». Ринка, я бы не хотел, чтобы этот маленький хороший человечек обижался на меня из-за подчас нечуткого грубого слова. Знаешь, за семь лет мы все здесь в кадетке немного огрубели. Больше стали думать головой, а не сердцем, в делах, которые принято называть «сердечными».

Ринка, в первую очередь ты будешь для меня просто другом. Большим другом. И только во вторую — девчонкой. И то не сейчас, а потом, когда ты действительно можешь стать такой, чтобы я считал тебя девчонкой. Сейчас я бы хотел иметь просто сестру, ведь для отца я просто слишком молод. Не так ли?
Ты пишешь, что не хочешь относиться ко мне, как к брату. Mилая, я тоже очень хотел бы относиться к тебе не как к сестре. Помнишь, мы решили не загадывать, что будет потом...
Ты знаешь, что я покидаю, с позволения сказать, этот прекрасный город на Неве. Впрочем, не буду. Об этом ты уже знаешь.
Ринка, не думай будто я собирался «немножко разнообразить» твою жизнь. Я слишком хорошо отношусь к тебе, чтобы поступить так подло по отношению к тебе. Если ты помнишь, я писал, что сам не знаю чего мне надо. Я действительно не знал. Ходил и злился на всех. Как чего-то очень-очень хорошего ждал от тебя письма. Как бы ты, Ринушка, не понимала меня, взгляды у нас останутся немного разные. Впоследствие, эта разница сотрётся. Ну а сейчас? Я более серёзно смотрю на вещи, на отношения людей. Стараюсь не создавать себе ненужных трудностей. Я не хвастаюсь, это на самом деле так. Ты, малыш, в сущности, ещё ребёнок. Отсюда и некоторое расхождение наших взглядов. Я уверен, что скоро, может быть, очень скоро любовь уйдёт. Ты найдёшь себе другую игрушку и будешь возиться с ней до тех пор, пока не поймёшь и её устройство. Нет, конечно, может быть, я ошибаюсь. Я просто делаю выводы из своих восемнадцатилетних наблюдений.
Ришка, дорогая, любимая, милая, я тебя люблю. Пускай здесь нет никакой связи с тем, что только что было написано. Но я люблю. И нет других слов. Поверь, это сейчас не голова говорит. Люблю, люблю. Приезжай скорее. Я тебя зацелую. Пока ты не приедешь у меня не будет настоящих праздников. Тем более, что с 1 на 2 мая заступаю в наряд. Рина, ты слышала слова, что «если нет цветов среди зимы, то и грустить о них не надо?» А мне всё равно грустно, что тебя нет. И эта грусть давно. Она началась ещё на вокзале 29 марта. Никак не могу привыкнуть к этой грусти. Страшно боюсь, что скажешь в ответ на это письмо «не люблю». Когда я буду далеко от Ленинграда, то опять не будет «цветов среди зимы». Интересно, как мы будем вести себя? Смогу ли выдержать такой длинный испытательный срок?
А, в общем-то, это ерунда. Конечно, ни ты ни я не будем сидеть дома, когда заиграет музыка и закружатся пары. Естественно, я буду знакомиться с другими девчонками. Буду провожать их до дому. А может, важно не это? По-видимому, важно знать, что сейчас это «так». Игра. А где-то там, в Ленинграде, ждёт тебя очень хороший человечек. Настоящий, самый лучший. Да, очевидно, важно всегда помнить, что тебя ждут, любят.
До свидания, Ринка. 	
   Целую, милая.                      
				Mиша


P.S. Ужасно хочется, чтобы из этой сумбурной объяснительной записки ты поняла одно: я тебя люблю. И мне наплевать, что будет потом.

*Я по нему очень скучала и написала:»Я очень тебя хочу!» Mаленькая дурочка - я совершенно тогда не понимала, что означает эта фраза. Я-то имела в виду, что хочу быть рядом с ним. Потом мне всё объяснили, вот я и потребовала письмо обратно.
Tags: история первой любви, любовь, юность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments